Антимайдановская цензура по-русски

06.02.2014 13:16

Наверное, мало кому за пределами России можно будет объяснить — что означает, когда кабельные операторы начинают якобы по собственной инициативе исключать из своих сетей телеканал, который не получил правовой претензии от государства. Но именно это происходит с телеканалом «Дождь » — пожалуй, последним русским телевизионным ресурсом, на котором вместо пропаганды можно увидеть новости.

майдан

Формальным поводом к шельмованию «Дождя» стало заданное в эфире вопрос о целесообразности защиты блокадного Ленинграда в годы Второй мировой войны. Разумеется, вопрос спорный — но военные историки обсуждают его десятилетиями. И у тех, кто убежден, что блокада, которая привела к сотням тысяч жертв, была альтернативой сдачи города, есть свои доказательства, причем не только стратегические — достаточно посмотреть на судьбу сожженных пригородов бывшей столицы имперской России, чтобы понять весь кошмар оккупации. Но такие дискуссии о целесообразности тех или иных действий времен войны есть в каждой стране. Поляки до сих пор спорят о Варшавском восстании — это была одна из самых потрясающих страниц польского сопротивления, но восстание не приблизило освобождение, зато привело к гибели столицы. И в польской военной литературе, и в телевизионном эфире вопрос о восстании ставился десятки раз. Но в России есть абсолютно жесткая уверенность, что покушаться на общепринятое трактовка военной истории — это кощунство, которое дает возможность каждому проявить свой ​​неподдельный патриотизм и остановить «Дождь» над головами тех, кому не нравится телевизионная империя государства — над всей Россией должно быть безоблачное небо.

Читайте также: Маджахеды призывают к востанию против Путина

Впрочем, все прекрасно понимают, что вопрос — это только повод. Когда пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков говорит о том, что телеканал перешел «красную линию», он вряд ли имеет в виду только вопрос о блокадном Ленинграде. «Дождь», который всегда старается быть объективным и осторожным в оценке и освещении собственно русских событий, в последние месяцы подробно и красочно рассказывал о киевский Майдан — причем тональность телеканала значительно отличалась от истерии, царящей в «большом эфире».

А Майдан для Владимира Путина еще со времен «цветных революций» на постсоветском пространстве и есть самое страшное. Руководство России видит в общественном протесте наибольшую угрозу олигархической модели управления страной — именно отсюда «закручивания гаек» в Москве после 2004 года, борьба с гражданским обществом, «иностранные агенты» и другие нововведения, которые превратили общественную жизнь и медиа-пространство России в выжженную пустыню. И «Дождь», пусть даже очень слабый, пугает тем, что на каменистой почве может хоть что-то вырасти.

Скорее всего, пока канал не погибнет — но его распространение, и так ограниченное кабельными сетями, будет уменьшено. Государство же, как водится, будет не при чем. Министр связи Николай Никифоров уже назвал произошедшее «вопросом хозяйственных отношений», напомнив, что «в обязательном порядке везде распространяются общероссийские, общедоступные каналы, список которых утвержден указом президента». «Дождя» в этом списке, само собой нет. А доводы Никифорова до боли напоминают то, что говорили российские чиновники, когда уничтожили НТВ Владимира Гусинского, информация которого отличалась от новостей и пропагандистского контента других «больших» каналов.

Когда уничтожали НТВ, будущему министру Никифорову было всего 18. Мальчик вырос, а его страна не изменилась к лучшему.

Поделиться в соц. сетях
0
Теги: